Батурин Андрей

АндрейБатурин — "лицопервогоканала", ведущийглавнойинформационнойпрограммы страныипростохорошийчеловек. Онумеет бытьсерьезным, умеетиулыбаться. Людиемуверят. Оттакоговедущегодажесамуюплохуюновостьуслышатьнеоченьстрашно, потомучтоАндрейоченьпозитивныйведущий. Икогдаонговоритсвоюзнаменитуюфразу"Оставайтесьснами", совсемнехочетсяпереключатьсянадругой канал.

ЯвстретиласьсАндреемБатуринымнаеговыходнойнеделеипопросилаподелитьсявоспоминаниямиосвоемдетстве, проведенномвБалашихе, ирассказатьолюбимойработенателевидении.

А. Б. — Балашиха — мой родной город, где я родился и вырос. У меня в паспорте так и написано: место рождения г.Балашиха. Я жил на первой Балашихе, и с первого по десятый класс учился в школе №1. Раньше, когда нас, ребят, спрашивали: "Откуда вы?" — мы с гордостью отвечали: "Из столицы Московской области".

Детство у нас было советское. Со всеми вытекающими отсюда плюсами и минусами. Представьте, Подмосковье, 70-е. Расцвет застоя. Попасть в плохую компанию было очень просто. Но для себя я нашел выход в спорте, экзотическом по тем временам виде — карате. Нас было три друга, все спортсмены, и в своем районе нас "уважали". А в 1978 году я выиграл первый чемпионат Москвы среди юниоров. Уважения прибавилось. Наше трио стали рассматривать как серьезную силу, поэтому различные противоборствующие подростковые группировки пытались привлечь нас на свою сторону. Но мы стойко держали нейтралитет.

В начале 80-х годов в Балашихе произошла грандиозная драка, о ней даже сообщили по "Голосу Америки". Причем, преподносилось это как массовое выступление молодежи против советской власти. Пропаганда. Но мы-то знали, что было на самом деле.

Не знаю, как сейчас, но тогда ребята с первой и второй Балашихи постоянно враждовали. Не дай Бог, кто-то нарушит границы! Прямо в духе фильмов о Чикаго 30-х годов! Соблюдался и определенный ритуал. Когда надо было выяснять отношения, то с обеих сторон высылались парламентеры, чтобы договориться о месте встречи. Обычно этим местом был городской парк. Обговаривалось также, что можно проносить с собой. Драка должна быть честной. Стенка на стенку. В добрых русских традициях. Никаких цепей, арматуры, оружия. Так было и на этот раз.

В назначенный день в парке собралось около трехсот человек! Но противник нарушил слово. В распоряжении его бойцов был целый арсенал. Мой приятель получил тогда очень серьезное ранение и чудом остался жив. Для меня это был хороший урок.

Журналистикаваше призвание?

А. Б. — Я долго думал, куда поступать учиться. Мне очень хотелось увидеть мир, путешествовать. А в советские времена с этим были большие сложности. Тем более для парня без связей или, как тогда говорили, без блата. Поскольку я увлекался восточными единоборствами, то мечтал попасть в Японию, изучал историю, философию, язык этой страны. Поэтому я и решил поступать в Институт стран Азии и Африки. Но в тот год в этот вуз брали только москвичей, и я со своей подмосковной пропиской туда не попал. Тогда перешел дорогу и подал документы на факультет журналистики МГУ на международное отделение. И поступил с первого раза.

Это был 82-й год. У нас на международном отделении в основном учились мальчики-мажоры из элитных семей, и я оказался среди них единственным парнем с подмосковной окраины, такой белой вороной. Ведь моя мама не работала в ЦК партии, а была простой служащей на балашихинском хлебозаводе.

Затотеперьвашамамаможетвамигордиться! Ачтобылопотом?

А. Б. — На последних курсах я увлекся Балканами, стал изучать сербохорватский язык, диплом писал уже в Белграде. Затем работал в Агентстве печати новости. Ныне РИА Новости. Первая длительная загранкомандировка — в Югославию. Самый молодой собственный корреспондент в истории агентства. Очень интересное для меня как репортера было время. Около шести лет я освещал в нашей печати все балканские войны.

Мой первый телевизионный опыт также связан с Югославией. В самом начале конфликта все говорили о русских добровольцах на Балканах, но их никто никогда не видел и, тем более, не снимал. Тогда мне пришлось идти добровольцем. С собой я взял только любительскую камеру и первым из журналистов снял военный быт, ходил на боевые задания. Меня очень интересовало, почему эти люди приехали в Югославию воевать. Когда я отправлял свой материал на Центральное телевидение, то никак не ожидал, что этот сюжет наделает столько шума, притом во всем мире! Его обсуждали в российском    парламенте.    Аснятые   мной   любительские кадры попали в международный видеообмен и были показаны по многим новостным западным каналам, в том числе таким авторитетным, как "Би-би-си", "Си-эн-эн".

Любая война для журналиста — настоящий звездный час, и я как репортер прошел все войны, начиная от Словении и заканчивая Косово. Писал для всех центральных газет и являлся их постоянным автором.


Балканские войны я прошел без потерь, но вот в Чечне меня зацепило, был ранен. (Андрей показал осколок, который из него тогда вытащили).

Достаточнодолгийпутьк почетномузванию"лицопервогоканала"!

А. Б. — Когда в середине 90-х я вернулся в Москву, еще какое-то время проработал политическим обозревателем в АПН. Но однажды мой приятель пригласил меня работать на телевидении. Сам он работал в Телевизионной службе новостей — ТСН, на базе бывшего шестого канала. Я сначала хотел отказаться, сказал ему, что в телевидении совсем ничего не понимаю и снял в своей жизни всего один сюжет о балканских добровольцах. Но мой друг убедил меня в том, что надо попробовать. Я пришел на телевидение и заболел им. Понял, что это настоящий драйв, совершенно определенное состояние, причем неважно, что ты делаешь, ведешь программу или снимаешь сюжет. И, кстати, в душе я остался репортером. Мне всегда очень нравилось ездить в "горячие точки".

Долгое время я был постоянным корреспондентом кремлевского "пула". Ездил с президентами во все официальные поездки. И с Б.Ельциным, и с В. Путиным.

Работая в "Новостях", я прошел все ступени. Был репортером, комментатором, обозревателем, потом стал ведущим программы "Ночное время". Название этой программе придумал Константин Эрнст — гуру нашего телевидения, а концепцию мы разработали с Ольгой Ивановой, шеф-редактором. Эта женщина — настоящий профессионал,   на   телевидении работает уже 35 лет, и мы называем её мамой.

Сначала я был единственным ведущим "Ночного времени", но потом пришли Жанна Агалакова и Петр Марченко. А позже я стал вести воскресную аналитическую программу "Время".

И теперь вот уже два года я ведущий главной информационной программы страны.

Выпомнитесвойсамыйпервыйпрямойэфир?

А. Б. — Да, конечно! Мой первый выход в прямой эфир случился в то ужасное 11 сентября 2001 года, когда в башни небоскребов на Манхэттене врезались самолеты. Я тогда еще "обкатывался" как ведущий, работал на "орбитах", готовил к выходу "Ночное время".

В тот день мы с женой Леной уже закончили работу и собирались уходить домой. О случившейся трагедии еще ничего не знали. На выходе из телецентра мы случайно столкнулись с Константином Львовичем Эрнстом, который буквально вбегал в здание. На его вопрос: "А ты куда?" — я ответил что-то невразумительное. Но уже буквально через несколько минут я сидел в студии, а в моей эфирной папке были только три листочка с сообщениями ТАСС и больше ничего! Никакого суфлера.

В первый заход я провел в прямом эфире полтора часа! В студию приходили какие-то гости, не прекращались звонки в разные страны, были бесконечные прямые включения. Но самое ужасное, что на пятой минуте программы у меня "умерло" ухо, я не слышал команд, не понимал, что мне говорят коллеги. Но я ни на секунду не мог выключить микрофон, чтобы им об этом сказать. Наконец, улучил момент, показал им, что "ухо" не работает, и в очередное включение мне быстро прицепили резервное. Эфир продолжился. Это были полтора часа настоящего стресса! Когда же я вышел из студии, Константин   Эрнст   подо-

шел ко мне и сказал: "Молодец!" Посадить меня, еще неопытного ведущего, в прямой эфир, да еще в такой день! Я ему очень благодарен за это боевое крещение. Еще спасибо случаю, что столкнул нас на входе в телецентр. Вот так и началась моя карьера телеведущего.

Наверное, какукаждоговедущего, иувасслучалисьразныевнештатные ситуации? Естьликакой-нибудьличныйритуалперед тем, каквывходитевстудию, чтобыэфирпрошел гладко?

А. Б. — В первый год я получил весь набор внештатных ситуаций, которые случались с другими ведущими: отказ аппаратуры, неожиданное включение перемотки кассеты во время передачи, падение микрофона — всего уже и не вспомнишь.

Вообще-то, в прямом эфире постоянно случаются внештатные ситуации. Просто они не всегда заметны зрителю. Например, когда вовремя не готовы сюжеты и программу приходится начинать не с главной новости, а с того, что уже смонтировано. Это тоже стресс. А чтобы все прошло нормально, перед выходом в эфир я каждый раз про себя несколько раз читаю молитву "Отче наш". Со словом Божьим как-то легче. Вот такая у меня традиция.

Каквывоспринимаете себявэфире?

А. Б. — Говорят, мой консервативный образ очень подходит для программы "Время", и я стараюсь быть консервативным. Но смотреть на себя не люблю. Многие ведущие берут эфирную кассету, просматривают её, анализируют, а я никогда этого не делаю. И вообще я не люблю смотреть на себя в зеркало! Не знаю почему, просто не люблю и все.

-     Чемотличаются нашиведущиеинформационныхпрограммотзападных?

А. Б. -У нас разные школы. Но цель одна — донести до людей информацию, подать ее так, чтобы она была понятна. И сде-

лать это нужно наиболее ярко, чтобы, как у нас говорят, был драйв. На западном телевидении ведущие "Новостей" в основном люди в возрасте. Возможно, это и правильно. Ведь серьезные вещи хочется слышать от человека весомого, с жизненным опытом. Зритель должен ему верить.

Увасзамечательная женаЛена. Этобрак, заключенныйнанебесах?

А. Б. — Да, я познакомился с Леной в самолете. Я летел со съемочной группой, а она летела к родственникам в Югославию. К тому моменту я был разведен и свободен, как птица. Очень скоро нашему с Леной сыну Матвею будет уже четыре года. Моему старшему сыну, он тоже Андрей, — двенадцать лет.

Уже несколько лет в свой выходной день Лена ездит в НИИ детской гематологии и занимается с детьми, больными лейкозом. Они вместе мастерят разные интересные поделки, рисуют на стекле удивительные картинки. Лена — волонтер группы "Донор и дети". Она, кстати, тоже работает на первом канале в "Новостях" продюсером и координатором. Так что у нас телевизионная семья!

Увасчерныйпояспо карате. Асейчасспортом занимаетесь?

А. Б. — Занимаюсь в основном фитнесом. Поддерживаю спортивную форму. Люблю кататься на горных лыжах, этой зимой собираюсь ставить на лыжи сыновей.

Вычастобываетев Балашихе? Какимсейчас вывидитесвойроднойгород?

А. Б. — В Балашихе живет моя мама Юлия Михайловна, и я часто приезжаю к ней в гости. Вижу, что город очень изменился, и в лучшую сторону!

Сейчас в Балашихе делается для людей гораздо больше, чем раньше. Я не знаю лично главу округа В.Г.Самоделова, но, на мой взгляд, этот человек делает хорошее и нужное дело. В город приехать приятно! Микрорайон Южный, где также прошло мое детство, теперь совсем другой, цивилизованный и чистый, там много новостроек, появились новые современные торговые центры. В общем, город стал намного краше. А людям приятно жить в красивом городе!




Беседовала
Н. ВИНОГРАДОВА,

авторрубрики «Завтраксозвездой».

Балашихинская региональная газета«Факт»,№31, 11 августа2006 года

Информация

Мемориальная доска (черный мрамор): "В этом доме жил командир первой отдельной батареи гвардейских минометов Герой Российской Федерации Иван Андреевич Флеров. Погиб 6 октября 1941 г.". Установлена по адресу: г. Балашиха-1, ул. Флерова, д. 5 в 2002 году (повторно).
    Советский период истории оставил в Балашихе много памятников мемориального значения. Некоторые монументы были установлены в первые годы после октябрьской революции и представляют ныне большую историко-художественную ценность, другие относятся к 50-м, 60-м, а то и 90-м годам. Но самый первый из них появился в Балашихе еще в далеко...