Реклама

Центр центр кинологической службы в г.Балашиха, в преддверии празднования 100 лет Кинологической слу

Зотов Николай — Всего в столице около 700 наших питомцев, — поведал полковник Николай Зотов, руководитель зонального центра кинологической службы. — В каждом округе есть свой центр кинологической службы, в них содержатся по 50 — 60 собак, которые используются в основном при выезде на места преступлений — кражи, разбои, грабежи… В нашем зональном центре — сто собак, их тренируют по разным направлениям — задержание, поиск наркотических и взрывчатых веществ, оружие. Они тоже, разумеется, участвуют в оперативных мероприятиях.

Работают играючи

Подавляющее большинство собак на службе — немецкие овчарки: у них устойчивая психика, они выносливы, прекрасно дрессируются, незаменимы во время патрулирования. Хотя им стараются найти замену — уж больно дорогая порода! Сейчас все большую популярность набирает бельгийская овчарка — малинуа. Но есть в «мохнатом строю» и спаниели, ротвейлеры, лабрадоры. Начальник отдела по поиску наркотиков Максим Воронов работает и с другими породами, некоторые его подопечные специализируются на поиске зарытых трупов. 
— Собак для этого подбирают из тех, кто любит покушать, — говорит он. — Мне как-то «по-наследству» достался ризеншнауцер Карат. Жрать любил чего ни попадя, мог ворону дохлую с помойки принести. Вот его и учили с помощью протухшей свинины, она по составу сильно схожа с человеческой плотью. Сначала на маленькую глубину зарывают кусочек, потом поглубже, затем расширяют круг поиска. Вместе с Каратом лично три трупа отыскал. 
— А вот говорят, что собак, которые наркотики ищут, на них же и подсаживают.
— Чушь! Наркоман, подсевший на героин, проживет от силы года три. А собака сколько протянет, если ее один год за семь человеческих идет?! На самом деле собаку приучают искать игрушку с запахом наркотика или взрывчатки. При этом, находя, собака не имеет права ее касаться, она просто садится рядом. Это для нее игра! Поэтому тренировки проходят не каждый день, чтобы зверю не наскучило.


Зонтик в морду

Милицейские кинологи искренне переживают за статус своихЖенщины кинологивоспитанников. 
— В США служебный пес официально приравнивается к офицеру полиции, а у нас собака считается «спецсредством» — сокрушаются они. — Как резиновая дубинка, которую можно выбросить, если она приходит в негодность. 
Правда, на жизнь «спецсредствам» грех жаловаться — кормят их от пуза как сухим кормом, так и горячей пищей. Летом один раз в день, зимой — два. И никакие кризисы на это не влияют. В кинологическом центре есть даже своя операционная. Если в городах большие собаки в среднем живут лет десять, то здесь, «на службе», есть и 14-летние овчарки. 
— Потому что нагрузку надо грамотно давать, причем на все группы мышц, — утверждает начальник отдела по поиску взрывчатых веществ Алла Григорьева. — К примеру, овчарка — это собака-компаньон, нельзя с ней просто гулять, нужно играть с животным, активно общаться. 
Специалисты так же сетуют, что в их сфере развелось много шарлатанов. 
— Одна моя знакомая вызвала собачьего психолога, — рассказывает замначальника центра, старший лейтенант Сергей Калинин. — Та бросила псине мячик, пару раз открыла зонтик ей в морду и написала заключение, что у той «пассивно-оборонительная реакция». Это стоило 50 долларов! Имейте в виду, цена — вовсе не гарантия качества услуг.


«Идеальные» псы

— Если инструктор-кинолог за большие деньги обещает натренировать вашу собаку по какой-нибудь модной западной системе, не спешите соглашаться, — утверждает Сергей Калинин. — За границей исходят из принципа «идеальной» собаки — породистой и здоровой. А в российской традиции: вот конкретная псина со своими недостатками — ее и тренируй. Несколько лет назад наши кинологи помогли югославским коллегам натренировать собак для разминирования. Готовили также собак и представители одной их западных стран. Маститые западные специалисты пытались наставлять наших: «Неправильно, дескать, тренируете, надо делать так». Прошло три месяца. Обученные нашими кинологами псы уже искали мины, а наши оппоненты не подготовили ни одной собаки. Даже за два года ситуация абсолютно не изменилась. Кинологическая служба предотвратила не один демяток терактов.
— Я поступил на службу в тихом 86-м, — рассказывает один из самых авторитетных кинологов-оперативников Андрей Сергеев. — А потом началось: взрывали и закладывали мины чуть ли не каждый день! Поначалу на вызов мы выезжали даже без саперов. И только если собака показывала, что опасность есть, вызывали комитетчика. Однажды бомба, обнаруженная мной в московской высотке, взорвалась, когда сапер снял шлем — его сильно посекло осколками. В другой раз термитная мина рванула уже в лаборатории — погиб человек. Были и курьезные случаи. Приезжаю как-то на вызов в автомастерскую — собака «обозначает». Смотрю — обычный масляный фильтр, ничего особенного. Пишу отчет, мол, все чисто. А тут комитетчик подоспел, и глаза у него с тарелку становятся: «Это же противотанковая мина!»


70 кг пластида

СергеевУ Сергеева было много собак — Айна, Шок, Раз… Но самый легендарный — Стэн. 
Как говорит Андрей, Стэн стабильно находил взрывчатку каждый месяц. Именно он (со своим хозяином, разумеется!) предотвратил в 1997 году взрыв памятника Петру I Зураба Церетели, который планировала экстремистская группа «Реввоенсовет». 
— Когда вызвали к памятнику, моя смена уже кончалась, — рассказывает Андрей. — «Ну кому он нужен?!» — думаю с досадой. Приезжаю на место, начинаю разговаривать с постовым. Вдруг вижу — Стэна нет. Ну, думаю, навернулся, балбес, с парапета! Иду искать и вижу — в монумент, оказывается, есть вход: дверь приоткрыта, внутри темно — только красные лампочки горят. Поднимаюсь по винтовой лестнице на второй этаж и вижу — Стэн сидит как приклеенный. А вокруг — шашки пластида, как потом выяснилось, общим весом 70 килограммов! Этого достаточно, чтобы смести с лица земли пятиэтажный дом. Взрывной волной осколки разметало бы на огромное расстояние — а ведь это центр города!
Стэна не стало лет восемь назад. К счастью, работы по его профилю поубавилось, лихие 90-е в прошлом. Но представить милицию без собак просто невозможно. Только в прошлом году в Москве с помощью «мохнатых спецсредств» раскрыто 4000 преступлений. Эту собачью работу за них никто не сделает!

Источник: "Экспресс газета".
Фото: Руслана ВОРОНОГО.




23:37