Андрей Батурин: Предложение о свадьбе мне сделала жена

В обычной жизни Андрей Батурин, ведущий программы «Время» на Первом канале выглядит не так официально. Но что касается характера, тут, похоже, попадание в десятку: он так же спокоен и доброжелателен, как на экране. Скоро в семье Андрея ожидается пополнение: жена Лена ждет появления второго ребенка. А пока семья Батуриных вместе со своим четырехлетним сынишкой Матвеем пригласила нас в свою квартиру на проспекте Мира.

– Андрей, приходится ли вам играть, чтобы соответствовать столь сдержанному образу ведущего?

– В новостях невозможно играть. Здесь важно, чтобы зритель доверял ведущему. Но стараюсь, чтобы информация была тщательно выверена. Я и в обычной жизни совсем не импульсивен. Вывести меня из себя довольно сложно. У меня мягкий характер. А такое количество седых волос оттого, что все переживаю внутри себя.

– Сообщая о негативных событиях, вам удается не включаться в ситуацию?

– На мой взгляд, я не имею права быть безучастным. Мы не дикторы, а ведущие. Сами пишем тексты и озвучиваем их в эфире. Позапрошлая неделя была непростая: умер Ельцин, затем Ростропович, Лавров. Бориса Николаевича я знал лично, работал в первом кремлевском пуле. Несколько раз он приглашал журналистов просто на чай, беседовал без диктофонов. Когда я сообщал о его кончине, то в моем сообщении было много личного.

– Принимали ли вы участие в судьбе героев вашей программы?

– Лена любит продюсировать сюжеты, касающиеся помощи детям. До беременности она каждую неделю ездила в РДКБ, детский онкоцентр, занималась рисованием с детьми, больными раком, вела с ними кружок.

– То, чем вы сейчас занимаетесь, – это предел карьерных устремлений?

– Программа «Время» – это командная игра. Я представляю конечный продукт, это громадная ответственность. Пока мне удавалось справиться. Но чувствую, что здесь я достиг своего потолка. В новостной иерархии круче ведущего программы «Время» не может быть ничего. Что касается работы в эфире, я уже успел попробовать все: когда-то вел аналитическую программу недели. Я доволен работой и мог бы не один год посвятить программе «Время»: образ умудренного опытом человека мне соответствует. Но мне скоро 42 года, и, честно говоря, я уже созрел для кардинальных решений, возможно даже для ухода с телевидения.

– Что вас привело в журналистскую профессию?

– Отчасти случай. По окончании школы я был увлечен восточной философией. Когда встал вопрос, куда пойти учиться, ответ нашелся сразу – в Институт стран Азии и Африки на японское отделение. В тот год туда брали с московской пропиской, а я сам из подмосковной Балашихи. Я перешел дорогу и отдал документы на факультет журналистики на международное отделение. На меня смотрели как на идиота: в это элитное отделение простых смертных не брали. Но я решил попробовать, и все получилось.

– Как же вы попали на телевидение?

– Моя биография проста, как рельсы. Работал в АПН. Оттуда уехал самым молодым корреспондентом в Югославию, где проработал шесть лет, прошел все войны. Вернулся уже в РИА-новости политобозревателем, но это было ужасно скучно. Приятель пригласил меня на 6 канал, тогда создавалась ТСН – телевизионная служба новостей. Мне предложили возглавить отдел политики. Много лет работал кремлевским репортером…

– В армии вы не служили, но с лихвой хватили это в Югославии…

– В журналистике мне всегда нравились две вещи: паркетная (кремлевская) и военная журналистика. Паркетная с точки зрения самовыражения. Что касается военной, то меня хлебом не корми, отправь туда, где пули свистят. Вести репортаж из зоны боевых действий – это круто, адреналин непередаваемый! В бытность свою военным корреспондентом я прошел все Балканские годы, Чечню, бомбежки Югославии.

– Чем гордитесь из своего репортерского прошлого?

– Это давняя история. Я был первым, кто снял русских добровольцев в Югославии, тогда о них никто не слышал. Я записался добровольцем, снял их на любительскую камеру и этим себя раскрыл. Мне ничего за это не было. Даже морду не набили, что удивительно. Я тогда не знал, как нужно делать телевизионный сюжет. Выстраивал его буквально на коленке. Он наделал много шума, проблему стали обсуждать на уровне правительств.

– У вас в кабинете на почетном месте в рамке висит пуля. Что за история с ней связана?

– Это Балканы. Тогда в зоне боевых действий пропали журналисты Виктор Ногин и Геннадий Куренной. Мы узнали, что есть люди в лагере пленных, которые видели их перед гибелью. Я и двое наших ребят из Австрии отправились туда. Уже на обратном пути нашу машину, как в кино, заблокировали на дороге три автомобиля. Оттуда высыпали люди в камуфляже без знаков различия, уложили лицом на капот. По пряжке на ремне одного из них я понял, что это сербы. А они немцев страшно не любят. Я пытался убедить их, что мы российские журналисты, они же были уверены, что мы немецкие шпионы. Нас везли в комендатуру под дулом пистолета. Когда ситуация разрешилась, ко мне подошел снайпер, протянул патрон со словами: «Держи, на память. Ты был на мушке, если бы дернулся, я бы тебя пристрелил»…

Интерьер. Дизайном своей квартиры Андрей и Лена занимались сами

– Вы и с женой познакомились в самолете по пути в Югославию… Сразу почувствовали, что это серьезно?

– Он мне сначала не очень понравился, – вступает в разговор Лена. – Я только пережила развод, да и актеры и журналисты казались мне людьми поверхностными. Я тогда вернулась из-за границы после длительной стажировки, новости не смотрела и не узнала в нем корреспондента Первого канала. Серьезно я его не восприняла, ну знакомство знакомством. Более того, я не поверила ни единому его слову. Он, далеко не мальчик, стал мне рассказывать о своем одиночестве, я подумала: «ну да, как в командировке». Хотя, как оказалось позже, это была правда.

– Когда же вы поняли, что хотите быть вместе?

– Свободы Андрей не хотел, похоже, сразу. Хотя сразу вел себя как муж: у него были те же претензии, потребности. Через полгода мы уже жили вместе. Но время шло, Андрей не отпускал меня, но в то же время не делал предложения. Хорошо устроился, подумала я, и жестко поставила перед ним условие. Я его на себе женила, можно сказать.

Кабинет. Корреспондента газеты «Жизнь» Елену Шаталову семья Батуриных приняла радушно. Андрей показал всю свою «творческую кухню»

– Он красиво ухаживал за вами, старался понравиться?

– Абсолютно нет. У каждого из нас брак за плечами, так что он, видимо, считал, что все это ни к чему. Хотя я думаю, что проблема его нерешительности была еще и в другом. Андрей – человек прагматичный. Ему, как оказалось позже, не хотелось начинать жизнь с нуля, без квартиры. И в то же время воспользоваться тем, что было у меня. Я его уверила, что другой был бы счастлив, что у него невеста с дачей, квартирой, убедила, что жить можно у меня, а не снимать жилье. Если бы мне от него нужны были какие-то блага, я изначально выбрала бы другого. Журналистикой много не заработаешь. Мой западный тип мышления помог ему понять, что нужно сделать шаг, и все придет: и квартира появится, и достаток. Так все и получилось. Три года назад мы приобрели собственную квартиру.

Дети. Со старшим сыном Батурин ходит на футбольные матчи, с младшим пока играет в хоккей дома

– Когда вы познакомились, то оба имели отношение к телевидению?

– Нет, я работала юристом, моя компания закрылась, – продолжает Лена. – В качестве дополнительного заработка Андрей предложил мне работу администратора программы «Международная панорама». Но мои обязанности были гораздо шире. Однажды наша группа поехала в Косово снимать фильм про албанцев. Многое из материала оказалось на сербском языке. При монтаже фильма потребовался переводчик. У меня отец серб, так что это дело поручили мне. После закрытия программы уже с определенным опытом работы я пришла к Андрею в «Ночное время» редактором. Писала дайджесты новостей. Андрей хотя и муж, но достаточно жесткий начальник. Когда я ему приносила свои листочки, он порой перечеркивал их с одного угла до другого – переписать!

– На телевидении знали, что вы муж и жена?

– Через пару месяцев нашей совместной работы у нас состоялась свадьба, – вспоминает Лена. – В «Останкино» ее помнят до сих пор. У нас гуляла вся эфирная бригада. Отмечали торжество в банкетном зале гостиницы «Мир». Свадьба была очень красивой. В один день и венчание, и роспись в загсе, и банкет. Утром следующего дня мы улетели в Париж.

Гостеприимство. В доме Батуриных всегда рады гостям

– Решение венчаться было принято вами вместе?

– Мы оба верующие, – продолжает Лена. – Но Андрей более религиозный человек, чем я, в плане соблюдения обрядов. Я не так религиозна, для меня главное – вера в душе. Для Андрея пойти в храм, поставить свечку, помолиться утром очень важно. Так что венчаться хотел в первую очередь он.

– Андрей, вас так воспитали или вы пришли к этому позже?

– Я крещен с детства, но такое серьезное отношение к религии пришло где-то после тридцати. Все время носил крест, но не придавал этому такого значения, ношу и ношу. И даже замечал, что, когда снимаю его, мне легче. Причем, когда носил его, в моей жизни происходили всяческие неприятности. Батюшка в церкви объяснил мне, что мне нужно пройти обряд очищения. Ездил в Иерусалим к гробу Господню и храму Рождества Христова. Позже в Чечне на передовой еще раз прошел обряд крещения. Там мне повесили обычный крестик, а на следующий день меня ранило. Со мной было трое ребят, у них ранения были тяжелые, а мне только слегка задело плечо… Я и перед каждым эфиром читаю «Отче наш». На тебя каждый день смотрят миллионы людей, и большинство с негативной, отрицательной энергией. Я верю в то, что все это передается через экран. Нужно иметь от этого какую-то защиту, у меня это вера.

– После вашей свадьбы не заставило ждать рождение Матвея…

– Это была полностью Андрюшкина идея. Я совершенно не планировала материнства, психологически была к этому не готова, – признается Лена. – Андрей словно почувствовал, чего мне в этой жизни не хватает.

Застолье. Пока за семейным чаепитием их только трое, но вскоре появится четвертый член семьи

– Андрей присутствовал при родах сына?

– Только в режиме телемоста. В родильной палате была установлена камера и микрофон, – отвечает Андрей.

– Он не хотел этого, а я не понимала, насколько мне это нужно, и не настаивала, старалась его не ломать, – поясняет Лена. – У нас в семье вообще действует такой принцип – понимать другого.

– Скоро ждете пополнение?

– В начале сентября, – улыбается Лена. – Уже понятно, как складываются отношения с одним ребенком, интересно, как будет с двумя. В этот раз зачинщиком появления второго ребенка была я. Мы уже обследовались и знаем, что будет мальчик. Решили назвать Глебом.

Венчание. Лена жалеет об одном, что такое торжество нельзя отмечать ежегодно

– Андрей заботливый отец?

– Он очень любящий, но принадлежит не к отцам-нянькам, а, скорее, к отцам-символам. Есть мужчины, которые по складу характера могут и с детьми возиться, и продукты, и одежду им закупать. Андрей не такой. Ну зачем я буду его насиловать? Ребенку нужно постоянно отдавать свои эмоции, а график работы Андрея – неделя по четырнадцать часов в сутки – мало располагает еще к такой отдаче.

– Мы общаемся с Матвеем по-мужски, – продолжает Андрей. – Он пока еще маленький, а вот со старшим сыном, Андреем, от первого брака (ему уже 13) вместе ходим на футбол, болеем за «Спартак». Сыновья любят друг друга, называют братьями.

Оберег. Маленький осколок Андрей хранит рядом с серебряным крестиком. Он считает, что вера в Бога уберегла его от несчастья

– Как отдыхаете после столь напряженной работы?

– Когда-то в юности я был чемпионом Москвы среди юниоров по карате, увлекался конным спортом, но это в прошлом. Недавно решил заняться борьбой на мечах. Что касается отдыха с семьей, то нынешний график редко это позволяет.

– Мы предпочтем остаться дома, чем пойти куда-то. А вот гости у нас дома постоянно. Иногда я от этого даже устаю. Порой жалуюсь Андрею. У нас же нет ни кухарки, ни няньки.

– Мне кажется, секрет счастья вашей пары еще и в удивительном совпадении характеров…

– В плане темперамента мы действительно очень спокойные, не скандалим, отношения выясняем в полтона, – признается Лена. – Но я для себя решила: если люди хотят жить вместе, то они должны придерживаться нехитрого правила – понимать и уступать друг другу…


Елена Шаталова

Фото Александр Ломакин
zhizn.ru/

21:34
|